МОСКВА, 6 янв — РИА Новости, Антон Лисицын. Гастрономические предпочтения советских вождей описаны в мемуарах, об их пышных застольях ходят легенды. Менее известны рецепты, к которым обитатели Кремля сами приложили руку. Конечно, вникать во все тонкости поварского дела первым лицам было недосуг. Но они все же внесли свой вклад в историю кулинарии.

Лечебная тюремная диета

Считается, что в голодные годы военного коммунизма основатель Советского государства Владимир Ильич Ленин пробавлялся морковным чаем. На самом деле вождь мирового пролетариата, конечно, употреблял не эрзац, а нормальный напиток из чайных листьев. Более того, как утверждал историк кулинарии Вильям Похлебкин, с июля 1917-го Ленин предпочитал очень крепкий чай из-за высоких нервных нагрузок.

В остальном Ильич питался так же, как привык на нелегальном положении: часто всухомятку, ел много яиц. Лучше всего Ленина кормил тот самый царский режим, против которого он боролся. Натуральные продукты в сибирской ссылке помогли ему поправить здоровье — избавиться от гастрита.

Надежду Константиновну Крупскую можно назвать настоящей подругой профессионального революционера — в теории марксизма она была сильнее, чем в вопросах приготовления пищи.

«Да и Ленин не был приучен к хорошей кухне, — говорит историк кулинарии Павел Сюткин. — Когда в Париже они с женой уступали арендованную квартиру новым жильцам, те их спрашивали: почем тут вырезка? На что Надежда Константиновна отвечала: помилуйте, какая вырезка, мы только колбасу ели!»

Известен фирменный ленинский рецепт бутерброда. Сюткин цитирует соратника Ильича — Николая Валентинова: «Во время пикников, прогулок, когда нет стола, тарелок, вилок, как с пищевым добром управляются люди? Полагаю, со мною согласятся, если скажу, что поступают следующим образом: отрезают кусок хлеба, кладут на него кусок колбасы и сделанный таким образом «сандвич» откусывают. Ленин поступал по-другому. Острым перочинным ножиком он отрезал кусочек колбасы, быстро клал его в рот и, немедленно отрезав кусочек хлеба, подкидывал его вдогонку за колбасой». В общем, у героя известного мультфильма кота Матроскина был предшественник.

Еще одно легендарное ленинское блюдо, описанное биографами вождя, — «чернильница» из хлебного мякиша, наполненная молоком. Якобы Ильич так обманывал надзирателей, когда сидел в тюрьме: письма на волю он писал молоком, и прочитать их можно было, только нагрев лист. При обыске он просто съедал «чернильницу».

А вот легенды о том, что в Кремле в Гражданскую войну ели икру ложками, имеют под собой основание. Правда, все было не совсем так, как многие себе представляют. «Троцкий писал, что в то время питание для членов советского правительства было организовано из рук вон плохо, — поясняет Сюткин. — Однажды в 1919 году командовавший Каспийской флотилией Федор Раскольников захватил в Астрахани несколько бочонков черной икры. И в столовой Совнаркома под Новый год всем раздали по целой миске. С куском хлеба. Многие и не осилили такие объемы. Но слухи пошли».

Кадка с огурцами и строганина

В 20-е годы Иосиф Сталин был в еде неприхотлив, довольствовался тем, что приносили из столовой. Сложно говорить о каком-то специфическом сталинском блюде или рецепте в то время. Разве что, вспоминают очевидцы, в прихожей у генсека стояла кадка с огурцами.

Впрочем, дружеские посиделки «лучший друг физкультурников» ценил. Как вспоминала дочь его личного охранника, Сталин очень любил пикники. «Мы ехали в горы, брали с собой шашлыки, бутерброды с икрой и осетриной», — описывала она набор для загородной прогулки.

Со временем «отец народов» перестал быть аскетом, стал практиковать застолья. Подробное описание таких обедов, вернее ужинов, оставил начальник оперативного управления Генштаба Красной армии Сергей Штеменко. Проходило все в формате шведского стола. На отдельном стеллаже стояли судки с супами, Сталин изучал их содержимое и комментировал, ни к кому не обращаясь: «Ага, суп, а тут — уха, здесь — щи. Нальем щей». Сам наливал, а затем нес тарелку к обеденному столу, описывал дальнейшее Штеменко. Без всякого приглашения то же делал каждый из присутствующих, независимо от положения. Наливали себе кто что хотел. Затем приносили вторые блюда, и каждый брал себе, что больше нравится.

О некоторых других гастрономических пристрастиях рассказал долгожитель политбюро ЦК Анастас Микоян. «Любимый нарком Сталина» ввел в кремлевское меню строганину. «Вначале было противно даже трогать ее. Но потом понравилось. Крепко замороженная, как камень, тонко наструганная ленточками, она сразу подавалась на стол, чтобы не разморозилась», — вспоминал Микоян.

Рыбу Сталин жаловал во всех видах. «Несколько сортов всегда присутствовали на столе: дунайская сельдь, керченская, рыбец копченый, шемая копченая», — добавлял соратник вождя.

По его словам, генералиссимус очень любил бананы. «После войны он предложил импортировать бананы для некоторых больших городов», — отмечал Микоян. Анастас Иванович оставил также описание блюда, якобы изобретенного Сталиным: «В большом котле смешивались баклажаны, помидоры, картошка, черный перец, лавровый лист, кусочки нежирной баранины. Это блюдо подавалось в горячем виде. Туда добавляли кинзу и другие травы. Называлось все это «Арагви».

Историки кулинарии недоумевают: подобное блюдо всегда существовало в грузинской кухне под названием «чанахи». И Микоян не мог об этом не знать. Может, проживший «от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича» нарком по партийной привычке решил просто приписать Сталину изобретение рецепта?

Как отмечает Сюткин, следующие поколения советских руководителей переняли у Сталина привычку решать важные вопросы за столом.

Икра заморская — баклажанная

У Никиты Сергеевича Хрущева предпочтения в еде были крестьянскими. В особом ряду стояли вареники: с кислой капустой и луком, с творогом и сметаной, с картошкой и с вишней. «Любил очень пельмени, борщи, солянки, кровянку (кровяную колбасу), пирожки с картошкой, капустой, вязигой», — вспоминала кремлевский повар Анна Дышкант. Среди предпочтений Никиты Сергеевича были также простокваша и черные сухари.

«Хрущев в душе и по происхождению — человек юга. Для него украинский борщ и сало — идеальная кухня, но со временем вкусовые привычки пришлось менять, чтобы сохранить здоровье», — объясняет Сюткин.

Одно блюдо Никита Сергеевич оставил на память советским гражданам после отставки. «При нем произошло возрождение кабачковой и баклажанной икры. Ее производили в таких масштабах, что завалили полки магазинов. Ею даже кошек кормили. С этим связана и шутка из фильма «Иван Васильевич меняет профессию», — отмечает историк.

О каких-то фирменных рецептах Хрущева упоминаний нет. А «дорогой Леонид Ильич» Брежнев любил дичь — сам ее не готовил, но с удовольствием посылал мясо добытых на охоте животных и птиц друзьям. Поесть четырежды Герой Советского Союза и Герой Социалистического Труда любил, но в преклонные годы стал себя ограничивать: отказывался от хлеба, предпочитал диетический ужин. В отличие, кстати, от революционерки Надежды Крупской, жена генсека Виктория Петровна готовить умела. Она кормила лидера партии и его гостей борщом, лапшой с курицей, варила варенье.

«Брежнев мог позволить себе разнообразную еду, — поясняет Сюткин. — Многие вспоминают, что он любил шашлыки, принимал гостей на даче в Завидово. Но в целом, начиная с Леонида Ильича, руководители государства — люди без выраженных кулинарных привычек».

От поздних советских времен даже не осталось знаменитых блюд. Последний советский генсек имел довольно стандартные привычки: любил кофе, каши. Михаил Сергеевич Горбачев питался небольшими порциями, избегал калорийных блюд.

Посетить сайт

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь